8 (800) 505-58-90
(бесплатный звонок)
8 (812) 677-69-30
8 (921) 99-22-335
info@abriell.ru

ОТЗЫВЫ О ПОДТЯЖКЕ ГРУДИ

Если по каким-либо причинам ваша грудь утратила свою привлекательность, и вы задумываетесь о проведении мастопексии, вам пригодятся отзывы о подтяжке груди тех, кто делал такую операцию в клинике «Абриелль».

Эта операция может потребоваться при опущении молочных желез по окончании периода лактации, после сильного похудения или в результате возрастных изменений.

Как подтверждают отзывы о подтяжке груди, вместе с красивым бюстом к женщинам приходит и уверенность в себе!

Девочки, красавицы мои ненаглядные, хочу поделиться с вами тем, как начался  один из самых светлых периодов моей женской жизни. А начался он с операции вертикальная подтяжка груди, то есть, проще говоря –  с подтяжки груди на рубеже 38 лет. Сразу поясню, что моя подтяжка была без постановки имплантов или редукции молочной железы, поэтому  я шутливо назвала ее «подтяжкой обыкновенной».

Сразу хочу поблагодарить форум Plastic-surgeon и клинику пластической хирургии "Абриелль" за предоставленную возможность стать одной из победительниц совместной акции, посвященной 10-летию этого замечательного ресурса. Успехов и процветания всем, кто подарил шанс  и исполнил его. Продолжайте сотрудничать  во благо красоты.

Безусловно, начну с причин, побудивших меня на участие в акции.

Довольно продолжительный период  моей жизни можно  охарактеризовать строкой из песни: «должна быть в женщине какая-то загадка». И этой загадкой, прежде всего для меня,  была грудь,  которую я практически не видела из-за постоянного ношения  бюстгальтеров, похожих на бронежилет. С упорством маньяка я защищала свою «загадку» и не давала никому ее раскрыть полностью. Такое равнодушие к своим прелестям и избегание интимного общения объяснялась тем, что когда-то в  моей жизни был человек, который надолго заставил меня стесняться своей привлекательности.

К 37 годам я  решила, что жизнь пора менять  и  вызволять своих двух девиц из темницы.  Девицы же мои, уже бывшие красавицы, сидя в заточении и не видя белого света, приуныли, пообмякли и пообвисли. Бывших пленниц  и меня необходимо было срочно  взбодрить и привести в форму. Способ  взбодриться был один – хирургический. Поиск вариантов хирургического решения проблемы и привел меня к тому, что сейчас я пишу отзыв о вертикальной подтяжке груди, которая оказалась для меня спасительной. Оперировалась я в Санк-Петербурге у одного из ведущих в России пластических хирургов Саруханова Г.М.

Забегая вперед, хочу сказать, что  подтяжка груди  сыграла для меня психотерапевтическую роль: дала  шанс  побороть стеснение и начать открываться эмоционально и физически.  Кстати, пока пишу текст, пришло на ум, что пора начинать учиться медленно и красиво раздеваться. Пока же я, занимаюсь радостными хлопотами по уходу  за своими девицами-красавицами  и наряжаю их в кружева.

Историческое место Санкт-Петербурга, в котором мне  были подарены девичьи прелести - Васильевский остров. Это характерное место очаровало меня мгновенно и навсегда. Я сразу прониклась  камерной обстановкой и атмосферой неспешного, и такого традиционного питерского быта, царившего на острове. Прекрасно помню летнее утро, когда гуляя перед консультацией,  с интересом рассматривала  старинные дома Среднего проспекта.  Каково же было мое изумление, когда передо мной и над всем проспектом неожиданно и мощно выросло современное и  респектабельное здание, в котором находится клиника. Своей основательностью и монументальностью оно  вызвало у меня ассоциацию со зданием министерства обороны. Кажется, что таким  стенам не страшно любое вмешательство извне и катаклизмы, поэтому клиентки клиники могут  быть полностью спокойны за себя и свои прелести.

В стенах этого шикарного комплекса  я с легкостью нашла теперь уже   такую «близкую» и «теплую» клинику "Абриелль".  Хотя слово «клиника» кажется  для  подобного места как "Абриелль" слишком сухим и традиционным, так как  не  передает царящую здесь  атмосферу изящной элегантности в сочетании с уютом. "Абриелль" осталась в моем впечатлении цветущим розарием, где заботливые садовники и флористы,  холят и лелеют твой самый нежный цветок  и оберегают его от всех бурь.

Итак, войдя в двери клиники, я порадовалась готовности администраторов к моему визиту и полную их информированность. Не было удивленных глаз «вы откуда и куда». Эта готовность была тем более приятна,  с учетом того, что я была  одна из первых акционных полуфиналисток, попавших на консультацию.  В целом, вовлеченность персонала в жизнь клиники и  задумок руководства  говорит о классе  заведения, я бы сказала – классности.

Мне показалось, что консультация заняла не более 30 минут. Думаю, что доктору такого уровня, как Георгий Михайлович, не требуется много времени для оценки такого знакомого для него рабочего материала. Да и плотный график операций в клинике не позволяет врачам  праздно засиживаться с гостями. Тем не менее, значительное время консультации мы говорили, что называется  «за жизнь»: обсудили мой род занятий и интересы; моральную готовность к операции; мотивы, побудившие меня на этот шаг; и ну и конечно -  степень моего желания. А мое желание было огромным!

Я не пытала доктора деталями операции, руководствуясь соображением «меньше знаешь - крепче спишь».  К тому же, я   была несказанно счастлива просто  самой возможностью общения. Впоследствии  я пожалела о своей не пытливости, так как с приближением операции и усилением радостного волнения, росло и любопытство. Это любопытство заставляло меня  тратить время в интернете на сбор разрозненной, и часто противоречивой информации.

Последним этапом консультации стала фотосессия моей груди в разных ракурсах. При этом доктор отметил, что у меня довольна неплохая и  женственная грудь.  Провожая меня, Георгий Михайлович со свойственной опытным врачам осторожностью обнадежил, что у меня существует шанс войти в число финальных счастливчиков. Воодушевленная комплиментом про неплохие исходные данные, и  в тайне надеясь на успех, я вернулась в Москву.

Долгое время после консультации я еще находилась под впечатлением от встречи с хирургом Сарухановым Г.М.Жаль, что так редко на моем жизненном пути попадались  люди такого острого ума и  такта.

Когда я узнала, что Георгий Михайлович выбрал меня, я испытала  эмоциональный оргазм. Прошу прощение за такое сравнение, но как еще передать  те ослепительные искры блаженства, которые нахлынули на меня от такой новости. Я моментально кинулась обзванивать близких, друзей и даже знакомых мужчин. Меня совершенно не смущало, что я придаю  резонанс такому, казалось бы, интимному событию. В тот момент я просто фонтанировала.

Подготовка к вертикальной подтяжке груди

Подготовка к операции состояла из стандартной процедуры сдачи анализов, так называемого «госпитального комплекса», который за один визит делается в любой лаборатории любого города.   Мои анализы были готовы буквально за 4 часа. Дополнительных, специальных исследований для моей  операции не требовалось. В целом можно сказать, что подготовка к вертикальной мастопексии в возрасте 38 лет  не потребовала от меня значимых временных, финансовых и физических усилий. С моей стороны лишь требовались  добровольное поддержание общего здоровья, что собственно было в моих интересах,  и прием  за некоторое время до операции доступных и известных  препаратов, укрепляющих сосудистую систему.  И да, за 8 часов перед операцией я прекратила употреблять пищу.

На операцию в Петербург  я  ехала с легким сердцем. Я не слепо верю в авторитеты, но направляясь  в  клинику, всецело доверилась мастерству доктора и судьбе.  Правда  должна  признаться, что в  самом начале пути, когда я только рассматривала  для себя возможность вертикальной мастопексии, меня смущало наличие вертикального шва после операции.  Шов/ шрам/ рубец  - эти понятия были для меня  отчасти синонимичны и  пугали своей  неизбежностью.   Лишь позже пришло понимание того, что  деликатный косметический  шов - это не грубые стежки, которыми  шнуруют порванную  в детстве об асфальт коленку. И филигранность  исполнения шва пластическим хирургом сродни искусству высокого шития «от кутюр».

Я приехала в Санкт-Петербург ровно в день операции - 18 ноября.   Выпрыгнув из поезда, впритык к назначенному времени, принялась  соревноваться в скорости с  бесконечными эскалаторами, давя и царапая габаритной сумкой  безмятежно стоящих на ступенях (несмотря на час пик!) питерцев. Лишний раз убедилась в своей  растяпистости,   особенно, когда влетела в вагон метро, следующий в противоположном направлении. «Нужно было приехать вчера или заказать такси!» -  бешено крутилось в моей голове. В общем, не понимаю как, но все же  успела ворваться в двери клиники строго к назначенному  времени, а именно - в 9.30 утра.

Администраторы  встретили меня с традиционной для клиники предупредительностью  и  сразу же сопроводили в стационарное отделение,  в котором я   провела двое  суток.  Итак, благодаря провидению и уверенной скорости питерского метро, я вовремя  очутилась в  двухместной палате  с функционально оформленным  пространством, и,  в то же время, – с аурой и элементами  уютной дамской спальни, в которой было все: от косметики  до  белоснежных халатов. 

Палатная сестра выдала мне  амуницию (халаты, тапочки, шапочку) и я продефилировала в душевую кабину.  Зная по опыту, что моя смекалка не рассчитана  на современные смесители,  подпрыгивая и повизгивая,  начала мыться в холодной воде и только затем  додумалась, как регулируется подача  горячей. В общем, даю рекомендацию:  бег с препятствиями  в сочетании с контрастным душем  - лучший способ для снятия стресса перед операцией. 

Переодевшись и несколько минут побыв  в трансе от умиротворяющих  акварельных картин на стенах,  я  принялась  заполнять   анкету о состоянии здоровья.  Неожиданно застопорилась на вопросе о том, легко ли у меня появляются синяки, и, подумав, поставила галочку «нет». Уже потом  Георгий Михайлович назвал меня «нежной барышней», так как во время операции синячище растекся по мне   от первого  инструментального  прикосновения.

Во время заполнения документов пришла анестезиолог – строгий, но как обычно это  бывает, справедливый врач. Хорошо помню ее пристальный  взгляд, а также  долгие паузы в ходе диалога, во время которых я должна была увидеть всю свою жизнь, проведенную «в здоровье» и «в не его».  Пока я  вспоминала  ситуации, связанные с болезнями, операциями и аллергиями, в моей  голове крутилась песенная фраза группы Наутилус Помпилиус:  «Я раньше и не думал, что у нас на двоих с тобой одно лишь дыхание».  На тот момент эта метафора  полностью отражала ситуацию того, что скоро эта  миниатюрная  и интеллигентная женщина будет «моим дыханием», полностью отвечая за поддержание моих жизненных функций. Пока врач рассказывала мне об особенностях наркоза, я радовалась ее пытливому отношению  и «правильной» дотошности, а  моя уверенность и решимость крепчали с каждой минутой.

Георгий Михайлович,  встречи с которым я так страстно и настырно ждала  бесконечных  два с половиной месяца, зашел в палату сразу после ухода анестезиолога.

Уже тогда я отметила, что  работа в "Абриелль" проходит  под девизом "поспешай медленно": без  лишней суеты  и надрыва.  Продуманная оперативность в действиях персонала задавала размеренный ритм всему процессу, и я бы сказала даже некоторую умиротворенность, что конечно должно  положительно сказываться  на психологическом настрое пациента.

Георгий Михайлович пришел не один, а с коллегой - пластическим хирургом Левицкой М.Г. «Какой интересный  творческий  тандем» - отметила я про себя.  На  вопросы доктора о готовности и самочувствии я бодро рапортовала: «Отлично! Отлично!» - как  взбудораженный попугай, которому с клетки сняли  покрывало. Во время беседы доктор сидел спиной к окну и улыбался своей характерной мягкой улыбкой. Оконные лучи обволакивали  его, и в моем воображении рождались фантазийные светлые образы. Наконец-то  я увидела «свет в конце тоннеля», длинною в долгие годы. Наконец-то моя  история ношения груди, с сосками, которые с каждым годом все больше  интересуются: «А что же творится у нашей хозяйки под ногами?»  - завершится рождением нового. Из разговора я вынесла, что форма груди  и  ее характерный «широкий разлет»  останутся в  рамках природных данных, но хирургический апгрейд сделает мою грудь  принципиально  моложе. А мне  это и надо, собственно!!!

Ключевым моментом предоперационного общения, безусловно, стала  разметка или разрисовка груди. Описать вразумительно это действо, совершаемое при помощи маркера, я  не могу, так как оно для меня сродни магии. Вообще,   создание ориентиров   на живом, подвижном и ассиметричном материале, каким является человеческое тело, - это запредельный  навык. Я, например, за двадцать лет активного ношении мейкапа, так и не научилась рисовать хоть близко похожие стрелки на глазах. Кстати,  во время разрисовки доктор предложил мне сесть, так как от волнения у обладательниц  такого нетривиального холста наверняка возможны предобморочные состояния, но я уже укрепила свой стоицизм контрастным душем и уверено держалась на ногах. Пока доктор  рисовал магические линии на моих грудях, привычно манипулируя исходным материалом, я  пространно  размышляла о пластической хирургии, о медицине в целом  и  роли личности в науке и … бла бла бла. Собственно, я люблю  пофилософствовать и порастекаться, когда другие люди делом занимаются.

Доктор справедливо отметил, что на летней консультации я обладала более выдающимися достоинствами. Я подтвердила, что грудь похудела в связи с общей потерей веса и, что я искренне хотела предупредить его об этом, но смалодушничала, решив, что  Георгий Михайлович  попросту откажет мне в операции, так как  лепить красоту будет не из чего. В общем,  решила взять  доктора на абордаж.

Приятным и уместным бонусом от Георгия Михайловича стало предложение «под шумок» сделать липосакциюподмышечных валиков: таких не к месту мини-сисичек,  вылезающих при поднятии груди. И он думал, что я откажусь?  Наивный. Это предложение, от которого невозможно  было отказаться.  Браво доктор! Гармония должна быть во всем.

Отзыв о ходе операции вертикальная подтяжка груди

На операционном столе я оказалась в районе полудня. За меня сразу же  принялись операционные медсестры,  начав кружить  над моими венами. Скоро я  увидела над собой кислородную  маску  и  услышала голос анестезиолога с ключевым словом «вдыхайте». Я стала послушно и с усердием вдыхать чуть влажную воздушную смесь, и серьезно настроилась  «дышать и  дышать», но  всего двух вдохов хватило, чтобы  очнувшись, получить  один из самых желанных  подарков в жизни – новую грудь, уже завернутую в подарочную упаковку в виде  компрессионного бюстгальтера !!!

В палату я прикатилась уже затемно. На палатной кровати медсестры не оставили меня в одиночестве, а с подружкой – капельницей,  которая в последующие сутки не забывала регулярно меня навещать.  В первые часы после операции грудь в районе сосков припекало,  и я испытывала легкую дезориентацию после наркоза, а вот  вторая половина темного времени суток прошла «на ура». Проснувшись, я чувствовала себя «огурчиком» и  уже в 9 утра я совершенно без напряжения и усилий  вставала с кровати и осваивала пространство комнаты.

Отзыв о реабилитационном периоде после вертикальной подтяжки груди

Безусловно, одним из самых незабываемых событий  в жизни  стали для меня смотрины груди. По пути в процедурный кабинет я  представляла, что когда мне расстегнут компрессионный бюстгальтер,  то перед моим взором предстанет  что-то изрезанное и  пока еще пугающее. На месте сосков  мне виделась  неэстетичная  и неоформленная субстанция. Ну, какая может быть эстетика  менее чем через сутки после операции?

Надо ли говорить, что я зажмурилась,  когда физиотерапевт распахнула компрессионный бюстгальтер. « Ну как там?» - спросила я. «Да, все хорошо» - ответила физиотерапевт. Что в понятии медиков «хорошо» - неизвестно, но я решилась осторожно взглянуть. Взглянула  и увидела… идеальную, правда, просто идеальную грудь: розовые сосочки, тонюсенькие шовчики, и все такое аккуратненькое  и… очень аккуратненькое.  Вот так, в  ходе всей процедуры моя голова и не опускалась: от послеоперационного отека в лежачем положении сиси  не «убегали» под мышки, а  торчали перед глазами  как два холма, поэтому я  любовалась ими и  изучала с энтузиазмом первооткрывателя.

Подошедший Георгий Михайлович подтвердил хорошую новость  о том, что  все схватилось и встало «как надо». У-р-р-а!  Меня, конечно, заинтересовал будущий размер груди,  и  была ли  редукция (уменьшение), на что доктор сказал, что состоялась  лишь небольшая подгонка  железы:  своеобразный сисечный  миллиметраж для формирования элегантной  формы.

Что ж, я прекрасно провела последующие сутки в клинике: кофе, чаи, вкусная еда, TV, WI-FI, компанейская  соседка по палате, плановые капельницы и объятия манжет  для прессотерапии,  которые мягко делали мне массаж ног. К слову сказать, я в  серьез опасалась выраженных отеков после операции, особенно после прочтения  отзывов в интернете. Могу сказать, что  выходя из клиники, я действительно  с натягом влезла в сапоги, но уже на следующий день  я  могла в них запрыгнуть «с лету». Более того,   по приезду в Москву многие отметили, что  у меня исчезли  привычная отечность   в области век и пастозность. Думаю, что во многом, это заслуга лимфодренажных реабилитационных  процедур (микротокипрессотерапия и др.).

Конечно, не лишним будет отметить, что в  течение  всего пребывания в клинике, обширный, как мне показалось, сестринский состав не покидал меня: кормил, поил, убаюкивал, тщательно  следил за давлением и температурой, намеков на которую у меня и в помине не было.  Нежные, умелые, симпатичные   палатные нимфы, как я их назвала.

Итак, через двое суток после операции я вышла из дверей  клиники в «открытый космос», которым стал для меня  звездный питерский  морозный вечер. Вышла  в прекрасном ощущении себя и бодро зашагала в сторону отеля.  Правда, пройдя небольшой отрезок  пути, испытала покалывание и жжение в области  сосков, особенно в  той руке,  в которой несла сумку, поэтому призадумалась, сбавила темп и взяла такси.

Отзыв о вертикальной подтяжке груди после реабилитационного периода

После двухдневного пребывания в стерильном розарии клиники Абриелль  я обосновалась в отеле, окутанном предзимней дымкой острова. Там я сладко и много спала, а в сумерки, просачиваясь  сквозь  многочисленные арки дворов, выходила на плановые реабилитационные процедуры  в клинику.  В общем, вела себя сдержанно и осторожно, как пугливая  кошка, охраняя и зализывая вою новоиспеченную грудь. Доктор присутствовал на каждой реабилитационной процедуре, за исключением выходных, что с лихвою компенсировалось компетентностью дежурного персонала. Конечно, все это время я ходила в компрессионном бюстгальтере. Кстати, я так с ним сроднилась, что через полтора месяца после операции мне составило  труда с ним расстаться, а было пора, да и по декоративному белью соскучилась все же.

Итак, после недельного пребывания в Петербурге, с благословения Георгия Михайловича, я умчалась в Москву, где на 14 день после операции мне «без шума и пыли» сняли швы. «Снятие швов» оказалось лишь минутным цеплянием пары узелков по ходу вертикального шва, как я поняла. Так как процесс снятия швов, не оправдал драматизма, который я заранее вкладываю в любое событие, то я решила поволноваться на тему того, что без ниток все разойдется и расползется. Слава богу, я не долго тревожилась, так как возобладал здравый смысл.

Не вижу смысла описывать динамику ощущений после операции «вертикальная подтяжка груди» сиюминутными переживаниями по типу «тут стрельнет, а тут кольнет», тем более болей и дискомфорта я  не испытала и не испытываю. Я ограничусь лишь общим алгоритмом заживления, который я назвала "спина - бок – живот", так как именно возможность свободного верчения во сне явилось для меня основным сигнальным механизмом восстановления. Так, в месячный юбилей груди я совершенно перестала ощущать грудь во время лежания на боку, а на рубеже 2 месяцев радостно удивилась, проснувшись на животе. Безусловно, с каждой неделей я вижу результаты работы хирурга все с большей очевидностью, и  эти результаты меня радуют. Самое главное, я вижу «свою» грудь, именно «свою».  Уже совсем не думала, что  стану  идентифицировать себя по этой забытой и не интересной в последнее время для меня части тела. Такое ощущение, что мне себя самой  вернули.  Сейчас мне хочется «подтягивать» всю фигуру до уровня груди и  готовить себя к тому, что скоро моя стройная и молодая фигура просто «порвет реальность».

Ну и, конечно же, я планирую регулярные визиты в клинику, ведь благодаря сотрудничеству Форума  и  «Абриелль»,  у меня появился «красивый» повод посещать  красивое и атмосферное место.

Акции на косметологию и пластические операции
Гомеопатический центр

Липофилинг лица

Липофилинг тела

Подтяжка лица

Блефаропластика

Хейлопластика

Ринопластика

Отопластика

Липосакция

Абдоминопластика

Маммопластика

Глютеопластика

Круропластика

Интимная пластика

Подписаться
Я ДАЮ СВОЕ СОГЛАСИЕ НА ОБРАБОТКУ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ
X
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru